Как воспитывают детей в других странах

 

 

Монтессори: за и против

Монтессори-среда – вовсе не волшебная палочка, превращающая ребёнка в вундеркинда. Это просто питательный бульон, из которого малыш сам добывает то, что необходимо ему именно сейчас, сегодня. И не всезнающие взрослые, а сам ребёнок каждый день составляет программу собственного развития. 

Мария Монтессори много писала об особом сознании ребёнка – «впитывающем». До шести лет малыш должен освоить колоссальный объем информации. «Взрослые» механизмы работы с информацией ребёнку пока незнакомы – а ведь он не просто «глотает» сведения, но строит из них свою собственную картину мира!На долгом пути – от ноля до шести – есть «вспышки» восприимчивости к тем или иным видам деятельности. Это отрезки в жизни каждого ребёнка, когда ему легко удается то, на что в другой момент ушло бы немало времени. Монтессори считает, что подобные периоды (она называет их «сензитивными») коротки и проходят безвозвратно, а наверстать упущенное практически невозможно. Поэтому очень важно, чтобы в момент, когда «дверца восприятия» распахивается, рядом с растущей личностью оказалось то, что особенно нужно ей именно сейчас. Тут-то и понадобится «подготовленная среда» Монтессори.

В возрасте полутора-трех лет у ребёнка просыпается особый интерес к мелким предметам. Это приносит немало беспокойства родителям: бусинки, горошинки, монетки так и норовят попасть в рот, уши и даже в нос! Однако занятия с мелкими предметами необходимы для созревания участков коры головного мозга, отвечающих за моторное и речевое развитие.    

  Сензитивный период сенсорного развития тянется от рождения до пяти с половиной лет. Органы чувств ребёнка постепенно включаются в активную деятельность: сначала идет накопление информации, затем – её детальная переработка. Поэтому зону сенсорных материалов стараются располагать в центре игровой комнаты: это база подготовки мозга к логическим операциям и развития эстетического чувства, наблюдательности, воображения. Кстати, именно эти материалы наиболее популярны у производителей «развивающих игрушек»: в любом детском магазине можно встретить и рамки-вкладыши, и многоярусные стаканчики-пирамидки.  

В 1926 году  в Советском Союзе Государственный Ученоый совет  (ГУС)  запретил  Монтессори-группы  как  «педологические извращения»). Сегодня Монтессори-педагогика вернулась в Россию, становится всё популярней, но споры вокруг неё не утихают.  
«Монтессори – это секта какая-то» – так говорят по-прежнему довольно часто. Существует точка зрения, что создание искусственной среды для развития (со всеми этими баночками, коробочками, бусинками и карточками) изолирует ребёнка от окружающего мира, отдаляет от реальности. С другой стороны, является ли обстановка обычного школьного класса естественной? Возможно, она просто привычнее и только потому воспринимается как норма?  

Очень популярно такое мнение: Монтессори работала с умственно отсталыми детьми, так что её педагогическая система – как раз для них. Нормальному ребёнку не нужна подобная тщательность, внимание к мелочам, разложение каждого действия на этапы. Рано или поздно он выучится и посуду мыть, и шнурки завязывать, и считать – без особых ухищрений.  

Да, действительно, сто лет назад Мария Монтессори начинала свои исследования с проблемными детьми. По специальности она была врачом и психологом. А, как известно, многие свои гипотезы люди этих профессий подтверждают, исследуя именно детей с ограниченными возможностями – яснее виден результат. Если гипотеза подтверждается, то с утроенной силой она может работать у обычных детей, с удесятеренной – у одарённых…

Никто не говорит детям об их норме, не выдвигает базовый стандарт. Существует лишь перечень личных достижений ребёнка на том или ином этапе жизни». При этом даже у специалистов нет абсолютной уверенности в том, что Монтессори-группа является идеальным выбором абсолютно для всех детей.

Например, гиперактивному ребёнку (речь идет о синдроме СДВГ, а не просто о непоседливости) будет нелегко в такой среде, хотя многие СДВГ-проблемы именно она и помогает решить.

А вот мама одного пятилетнего эрудита с явной склонностью к точным наукам считает, что её сыну больше подойдет вальдорфский садик – с характерным для вальдорфской педагогики погружением в сказку, поэтизацией повседневного. Наверное, это логично – если ставить превыше всего гармонизацию личности. Действительно, Мария Монтессори сказки не любила, не считала их полезными, рассказывая вместо них «большие истории» из области естествознания. Именно в этом – основная точка расхождения между вальдорфской и Монтессори-педагогикой. 
Впрочем, сегодня почти во всех Монтессори-группах сказки всё же рассказывают, ставят по ним спектакли и вообще всячески приветствуют.


Разновозрастные группы (и классы) – это как раз общее и у «вальдорфцев», и у «монтессорцев». 
«Как такой садик может подготовить ребёнка к школе?» – волнуются родители пяти-шестилеток. У родителей малышей – другие опасения: не обидят ли трёхлетку большие дети? Но ведь традиционная многодетная семья – это как раз разновозрастные дети; старшие опекают младших, младшие учатся у старших. Что может быть более естественным? Дело педагога – создать уважительные, теплые отношения между старшими и младшими. А это проще как раз в разновозрастной группе: тут меньше ссор и драк, дети меньше заняты выстраиванием иерархии – ведь не будет же всерьёз шестилетний обижать трёхлетнего, показывая, «кто тут главный»? Он и так знает, что старше и сильнее; он лидирует, но и опекает. Если ребёнок проходит все три ступеньки (младший-средний-старший) – ему легче прожить все возрастные кризисы.
  С подготовкой к стандартной школе – сложнее.

 Монтессори-педагогика прекрасно учит учиться, то есть самостоятельно добывать знания. И вкус к добыче этих знаний прививает. А вот к существующему школьному стандарту подходит слабо. Эта проблема особенно остро встает в начальной Монтессори-школе. Она обычно похожа на лабораторию – дети мало сидят за партами, зато часто ставят опыты, проводят исследования, фиксируют их результаты.

У каждого ученика – индивидуальная программа (скорее даже «график роста», очень ветвистый и неравномерный). Если, положим, человек отучился два года в такой обстановке, а потом по тем или иным обстоятельствам ушёл в обычную, классно-урочнуюшколу, – ему придется нелегко.

 

Детский сад в Аргентине

В детские сады Аргентины, принимают детей от 45 дней (так как отпуск по уходу за ребенком для молодых мам составляет всего 2 месяца) и только до 5-летнего возраста.
Рабочий день в саду с 9.00 до 12.00 и с 14.00 до 17.00.
Летом: декабрь, январь, февраль все детские сады закрыты на каникулы. Отсутствие документов не является препятствием для приема в садик (так защищают права ребенка, он же не виноват, что у родителей сложная ситуация). Только справка о прививках нужна обязательно. 
В государственных садах нужно платить около $40 в год за материалы для обучения, за питание ребенка в течение месяца около $40.
Причем, если у вас нет возможности все это оплачивать, вы можете написать заявление, и вас освободят от оплаты.
Столовых, где бы детям готовил повар еду, в детских садах Аргентины, как правило, нет. В Аргентине принято забирать ребенка в полдень домой, чтобы там покормить обедом, уложить спать. Если родители оставляют малыша на целый день, ему необходимо дать с собой обед и полдник, который воспитатели подогреют в микроволновой печи. За здоровым питанием воспитатели не следят, так как считают, что это забота родителей. Поэтому часто дети обходятся бутербродами и соками. Никто не ограничивает детей в приеме сладостей. Если родители положили сладости, значит, ребенку можно их дать.
В детских садах очень много занятий. С утра все занятия проходят на английском языке, при этом дети зарядку делают, рисуют, лепят, делают аппликации из бумаги, картинок из журналов, крупы, песка, творят из глины, из травы, поют, танцуют. Никто не напрягает и не ругает детей, все делается в удовольствие для всех. Вечером занятия проводятся на испанском языке, где дети тоже рукодельничают и учат танцы, песни, стихи к постоянным праздникам и мероприятиям. Дети очень много всего успевают, во много раз больше, чем в садах в России.
Строгого расписания занятий нет, ограничений для воспитателей тоже нет. Запретов вообще для детей очень немного. Обстановка в саду очень дружелюбная, дети там — основное! Их любят и целуют, если надо, носят на руках. Искренне интересуются их жизнью вне сада, как ребенок спал, что нарисовал, беседы воспитателей с родителями не бывают формальными. Это особенность менталитета. Аргентинские дети — настоящие цветы жизни!

 

Задайте свой вопрос

контакты

Рейтинг@Mail.ru